January 15th, 2020

47

Casus caput (посвящается головной боли)

В ночь на 5 августа 1941 года на площадь между памятником Тимирязеву и зданием старой двухэтажной аптеки упала авиабомба. Образовалась огромная воронка, здание аптеки перекосило, голова естествоиспытателя оторвалась и полетела. В нашем доме, зажатом между Мерзляковским и Столовым переулками, разбились двойные венецианские стёкла. Всё это произошло более или менее сразу. Рассказывали, что голову академика находили то там, то сям. По городским анекдотам судя, летала она по необычайной траектории, а потом вроде как сама вернулась на место.

Голова Климента Аркадьевича
над Москвою оглохшей летела
и казалось: страна замерла.
Бормотало тревожное радио,
под брезентом трусливо потели
позолоченные купола.

Просвистев над Феодором Студитом,
где ховался царь Пётр Алексеевич,
голова крепче стиснула пасть.
Покосилась на мхатовы студии,
заприметила храм Вознесения,
постаралась в алтарь не упасть.

Раскрутилось ядро пучеглазое
над столицею летом погожим,
в разудалый пустившись полёт,
и с разгону метнула в чумазого,
толсторожего графа Алёшу
сизариный жемчужный помёт.

Мимо пряничных домиков Шехтеля,
над облезлой усадьбой Суворова,
над Лопатинским особняком,
проносилась башка обесшеена,
озирая разруху суровую,
позаросшую вкривь сорняком.

Говорила Москва левитаново,
голосила гражданка прохожая,
скрёб асфальт заскорузлый Муса.
Плёл народ: залетела в Чертаново
на Калинина морда похожая,
по гранитным признали усам.

Той порою во рву, за каштанами,
меж Тверским и Никитским бульварами,
в розовеющем сладком дыму,
перестав тяготиться кошмарами,
академик лежал обезглавленный
и хорошее снилось ему.